«Счастлива вдвойне – за маму и дитя!»

«Счастлива вдвойне – за маму и дитя!»

«Счастлива вдвойне – за маму и дитя!»
Для многих шурышкарских деток – из районного центра и всех поселений – Татьяна Михайловна Пичугина стала первой, кого они увидели в своей жизни. Радостное волнение момента, когда новорождённый издавал первый крик, а в глазах матери светилось счастье первой встречи с малышом, акушерка переживала вместе с ними.
Молоденькой девушкой она приехала на Крайний Север из Тульской области. В 1976 году поступила в Салехардское медицинское училище.

  • С шурышкарскими девушками дружила, они уговорили подать документы в училище. Я подала, но не думала, что вернусь, и уехала домой, а потом мне пришло уведомление, что поступила. Поехала учиться, и ни разу не пожалела, медицина очень понравилась, – говорит она. – Училась с Клавдией Витальевной Коневой, она всю жизнь в Восяхово акушеркой работала потом. Вообще много тех, с кем общались и работали вместе.
    В 1979 году Татьяна Михайловна по направлению приехала работать в Мужи. «Направляли на два года работать, а я отработала сорок два, да так и осталась в Мужах», – улыбается она.
  • Роддом я не выбирала, он меня сам выбрал! Фельдшеров Нину Алексеевну Чупрову и Зою Николаевну Рочеву отправили в каслание, и в родильном отделении требовался сотрудник. С фельдшерским образованием меня сразу поставили на должность акушерки, – позже Татьяна Михайловна Пичугина (тогда ещё Новикова) прошла обучение и по этому направлению, хотя уже имела не только багаж знаний, но и хороший опыт в принятии родов. – Первые роды приняла, и мне показалось, так легко это. Мама здорова, ребёночек спит спелёнатый – так тепло на душе! Работа в радость была. Сначала была постовой, а позже – старшей акушеркой.
    Одноразовых инструментов, вспоминает, первые годы работы в стационаре не было, приходилось кипятить многоразового назначения. Чистой воды тоже не было, отстаивали и кипятили растопленный снег, дождевую воду. Стеклянные шприцы порой не выдерживали температур и лопались в руках медработников. Один такой случай оставил шрам на руке Татьяны Михайловны. Позже появились автоклавы для стерилизации инструментов. Толстые, тупые иглы затачивали сами, чтобы роженицам было не так больно. Капельницы делали из жгутов – кипятили их и связывали. С годами оснащение улучшалось.
    Справлялись со всеми трудностями: когда электростанция не работала, роды принимали при свечах.
    Рожали все женщины района в Мужах. Только в сложных случаях, при наличии патологий, их отправляли в Салехард.
  • В год 200 с лишним родов могли принять. В один день спокойные заботы – за родившими женщинами и младенцами ухаживаем, еду матерям из столовой приносим в палату, детей им на кормление даём. А в другой день – до шести родов бывало, – делится Татьяна Михайловна. – С доктором легко работать, но часто нам приходилось справляться самим, без врача.
    С начала трудовой деятельности и долгое время акушерка работала вместе с врачом акушером-гинекологом Элеонорой Степановной Федосеевой. Принимали с ней и неосложнённые роды, и с патологиями, в крайне редких случаях проводили кесарево сечение. Врачей за тридцать лет на посту сменилось немало. Помнит героиня из всех: Федякина, Середу, Козлову, Свалухину, Шинкарёву. Помнит, и как принимал роды хирург Юрий Константинович Скрынников. Последние десять лет в акушерстве Татьяна Михайловна работала с Александром Константиновичем Черкасовым. «Хороший был оперирующий врач, золотые руки!», – отзывается она о коллеге.
    Были времена, когда врача в родильном отделении не было. Роды принимали акушерки, звали медсестёр, чтобы те ассистировали. И далеко не все роды проходили как по учебнику. Каждый такой случай до сих пор болью отзывается в сердце женщины.
  • Как ребёночек в животе повернётся, как головка опустится в таз, готовы ли родовые пути к крупному плоду – всё непредсказуемо, будь это хоть первые, хоть четвёртые роды у женщины. И двойняшек принимала, и с тазовым предлежанием (когда малыш ножками или ягодичками идёт), и швы накладывала, – перечисляет акушерка со стажем. – Если очень тяжёлый случай и доктора нет – звонила в Салехард и делала, как врач диктует, а саму трясло от макушки и до пят. Борт санзадания после одного трагического события в темное время суток не летал, да и не всегда было время ждать: были ситуации, когда счёт на секунды шёл. Поэтому и врачи, и акушерки долго не держались на месте: тяжёлая была работа. Но, слава Богу, кто не с выкидышем, все живые дети на моей смене рождались! Только отойдёшь от стресса – и снова за работу.
    Если у роженицы открывалось сильное кровотечение, доноры возмещали кровопотерю. В операционной была картотека по группам крови, чаще сдавали сами медики. «Кровь сдашь – и дальше работаешь!» – невозмутимо отмечает Татьяна Михайловна. Позже такую практику закрыли.
    Не все женщины успевали добраться до родильного зала: особенно нетерпеливые малыши появлялись на свет на кушетке в приёмном отделении. Приходилось акушерке принимать роды даже в лодках: «Привезут из другого села роженицу, бежишь скорее к берегу, прямо в лодке принимаешь, завернёшь младенца, и бегом в отделение, обрабатывать ребёночка: омоешь, смажешь. Если роды хорошие, то и не так важно, где они проходили: все действия до автоматизма уже были отточены!».
    Некоторые благодарные за помощь в сложных родах женщины называли своих дочерей в честь Татьяны Михайловны Пичугиной. Спустя десятилетия принимала акушерка роды и у тех, кого сама когда-то давно впервые взяла на руки новорождённой малюткой.
    С улыбкой вспоминает дружный коллектив больницы:
  • И работать, и отдыхать умели! На субботники ходили, в художественной самодеятельности участвовали, в конкурсах фельдшеров и медсестёр фантазию проявляли, – рассказывает Татьяна Михайловна. – И на Новый год на пять минуточек сначала в больницу бежали, потом уже домой. Второй родной дом был для нас.
    Позже акушерство она сменила на работу в организационно-методическом отделе Мужевской ЦРБ, где и трудилась вплоть до выхода на пенсию.
    Работа занимала много времени, собственным детям, Евгению и Юлии, внимания доставалось не так много. Теперь же, на заслуженном отдыхе, Татьяна Михайловна вдоволь общается с ними и с любимыми внуками, готовит для них вкусности, занимается палисадником и огородом. И снова у энергичной женщины нет и свободной минутки!

Фото Татьяны Паршуковой и из архива Т.М.Пичугиной.

Источник

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.